Марина ГЕРШЕНОВИЧ (Дюссельдорф)




Вспучился тяжбою внутриутробной
век безобразный. Всё тонет во мгле.
Но, как обычно, с ухмылкою злобной
Пшолты и Шобля идут по земле.

В кущах сибирских и в скалах Гренобля
встретится парочка эта тебе.
Спросишь о вечном, — откликнется Шобля.
Рядом и Пшолты, с бычком на губе.

Гайки подтянут, железные бОлты
вновь заскрипят, пролетарий, не бзди.
Слева идёт с транспарантами Пшолты.
Справа и Шобля — с цветком на груди.

Пляшет истории новая веха,
старый мотив по-слоновьи трубя.
Где бы ты ни был, куда б ни уехал,
Шобля и Пшолты догонят тебя.

25.04.18

Митя Рич. Ночь на развалинах СССР

Ей было тридцать коротких лет и губы — алы как мак,
А он — ботаник (очки, жилет). Не старый и не мудак.
Они сидели в кафе одни, вдали от своих квартир,
Неон рекламы, огни, огни... Всё было старо как мир.

Старо как мир всё... мерцал экран, расплывчатый как желе,
И пальцы вращали пустой стакан на чёрном дубовом столе,
Закончился дождь и в широком окне шёл пар от нагретой земли,
Она сказала — пойдём ко мне? И он ответил — пошли.

Он был либерастом и демшизой, была патриоткой она,
И в блогах "Эха", о боже мой, дымилась от них страна,
А дом был нем и воздух — нем, белела пятном кровать,
И кто был кем, почему и зачем было обоим — плевать!

Плевать на Пу и кто там до него сопел по ночам в Кремле,
Плевать на пророков и их богов, лепивших людей на Земле,
Плевать на забитые в мозг азы, плевать на Добро и Зло...
Они перешли на другой язык, покуда не рассвело.

© Copyright: Митя Рич, 2011

Дмитрий Быков • Умилённое

Умиляющих зрелищ на свете —
Вагон и телега:
Облетающий лес в ожидании первого снега,
Освеженная бешеным ливнем Москва,
Истомившийся путник, добредший в ночи до ночлега,
Одинокий нечистый, допущенный в недра ковчега, —
Но особо меня умиляющих — два.
Допускаю, они не равны по масштабу,
Но для Бога равно — что парсек, что микрон.
Эти зрелища суть:
Обреченный любовник, до дрожи вцепившийся в бабу,
И тиран, обреченно вцепившийся в трон.


Collapse )

Дмитрий Быков • Когда бороться с тобой устал...

Когда бороться с собой устал
Покинутый Гумилёв
Поехал в Африку он и стал
Охотиться там на львов.
За гордость женщины, чей каблук
Топтал берега Невы,
За холод встреч и позор разлук
Расплачиваются львы.


Collapse )